Фанера – друг творческого человека

История 22.7.2021 10:00 EEST

Два университетских товарища решили начать свое дело, пустившись по нехоженой тропе: занялись проектированием и производством дизайнерской мебели из фанеры. Это принесло обоим не только новый профессиональный, но и жизненный опыт. Рассказывают Михаил Чистяков и Родион Соснов, основатели Fanera.Design

 

 

Делать руками вещи, которые можно потрогать, построгать и покрасить...

 

Михаил Чистяков и Родион Соснов окончили Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики. Потом Михаил немало лет занимался промышленным дизайном – керамикой и фарфором. Работал на множестве заводов в Чехии, на Императорском фарфоровом заводе в Петербурге. Преуспел. Есть награды. В мае пришла очередная из Италии – золото на международном конкурсе A’Design Award & Competition за чайный сервиз. А Родион после университета ушел в рекламу и брендинг, и сейчас он является арт-директором в IT-компании. Как говорится, все шло нормально, ничего не предвещало... они сами вышли из зоны комфорта.

 

 «А началось с того, что мы с семьями пошли в поход, – рассказывает Родион. – Сидели у костра с бутылочкой хорошего португальского вина и разговаривали о жизни. В том числе обсуждали некоторую усталость от работы с компьютером, с цифрой и говорили, как хорошо было бы поработать руками с какими-то материалами, попроектировать, делать вещи, которые потом можно потрогать...»

«... построгать, покрасить, – добавляет Михаил. – Но мы тогда не представляли, насколько тяжел ручной труд и как много времени он занимает. Мы этому не учились. Нас потом жизнь научила».

Они решили начать что-то вроде дополнительного к своей основной деятельности проекта. У Михаила был опыт работы на станках просто в силу образования. Он арендовал небольшой фрезерный станок в цехе промзоны бывшего Кировского завода. Потом купили некоторое количество фанерных листов и начали экспериментировать. Изначально была идея легко штабелируемой мебели, которую можно было бы собирать самостоятельно любому человеку. «Но мы от этой идеи ушли по ряду причин. И одна из них – необходимость учитывать все нюансы, связанные с материалом», – так Родион подводит нас к главной теме разговора.

Третий – нужный

В творчестве всегда есть два равных напарника – художник и его замысел. Но есть и третий участник. Материал, с которым работает автор. Великие стихи можно сразу набело написать на клочке ресторанного счета. Но таких случаев немного. Еще: «третий» бывает своеволен.

«Годы работы с фарфором и керамикой научили меня спрашивать у материала, что ему надо, – рассказывает Михаил. – Фарфор сложный материал. Проектируешь одну форму – она уходит в печь и выходит совершенно другой. Договориться с ним трудно. Я знаю истории, когда на фарфоровый завод приходят художники и пытаются свои работы, которые они делали в других материалах – например, в платке или на сумках, – скопировать на поверхность фарфоровой чашки. Не получается. А теперь посмотрите на наш спиральный светильник из фанеры. Кому-то нравится, что он компактно складывается. Кому-то, что он технологичный. А мне он нравится тем, что торец фанеры просвечивает. Мы и лампу подобрали теплого, янтарного цвета. Очень тонкая игра. Это иллюстрация того, насколько важно понимать, что за материал перед тобой».

Родион: «Когда идея штабелируемой продукции отпала, мы пришли к мысли делать вещи дизайнерские, а не массовые. В частности, из-за аспекта технологий и сохранения качества. Фанера, несмотря на кажущуюся простоту и ровность, имеет множество нюансов в работе с ней, что надо обязательно учитывать при проектировании. К примеру, при влажности увеличивается в размерах, от этого все наши пазы и соединения могут перестать работать. Мы учились пониманию фанеры».

Свобода от известного. Условие, но не гарантия успеха

Проектировщики-мебельщики, считает Михаил, в большинстве своем существуют в ином измерении, нежели мир рекламы и графического дизайна. «Эти два мира сложно соединить как раз из-за материала. Графические дизайнеры нарисуют любую графику, но она неизбежно разобьется о реальность – о технологию производства. Мы, наверное, не так сильно консервативны, как мебельщики, которые специально учились своему делу. Они долго учились, они знают все виды мебели и деревообработки, способы хранения... У нас изначально не было этих знаний, зато, наверное, это избавило нас от целого ряда ограничений в работе. Мы в самом начале работы не задумывались: а правильно ли так делать? – а думали, как это сделать, и решали проблемы по мере их возникновения».

«Определенное профессиональное закрепощение существует. Проработав по двадцать лет в одной области, люди ценят комфорт опыта. А практики, когда ты выходишь из зоны комфорта, экспериментируешь, приносят свои плоды».

«Комфорт опыта», о котором говорит Родион, не что иное, как страх. Страх не повторить прежнего успеха. Кажется, что отказ от общепринятого не гарантирует хорошего результата. Здесь прячется тонкая ирония судьбы, ее насмешливая улыбка... Дело в том, что это так и есть. Зона комфорта – маленький пятачок суши. А «плавать в море необходимо». Так считали древние греки.

«Прежний опыт не надо отвергать. Надо ему найти применение в новом мире. Важно, накопив знания в одной области, пытаться с ними идти в другую. Тогда знания и навыки, полученные в одной сфере, сработают в другой как новаторские. При том, что у нас была усталость от цифрового мира, знание его законов помогает нам сейчас в работе с фанерой. Работа станка напоминает работу 3D принтера. И цифровое моделирование здесь работает напрямую».

Это суждение Михаила похоже на настоящее открытие. Впрочем, все хорошие идеи носятся в воздухе. Нужны «принимающие аппараты» хорошего качества.

Что «фанера нашептала», и респект Алвару Аалто

 Рассказывая о своих коллекциях, авторы продолжают говорить о фанере – как о союзнике со строптивым характером. Стулья-смайлы – то, с чего они начинали и на чем провели больше всего экспериментов. Здесь соединились знание цифрового, промышленного дизайна и новых технологий деревообработки, таких как современные фрезерные станки. «Меня всегда привлекали полосатые торцы фанерного листа. Мы их не прячем, а стараемся, наоборот, подчеркнуть. Это хорошо видно на примере нашего табурета-смайла с крышкой из черного ламината, – рассказывает Михаил. – А если о консоли говорить – то она нам доставила проблем. Она сделана из контуров, их больше двадцати. Каждый был отдельно выпилен, затем они были собраны в пакет – на штифты и дополнительно проклеены. Фанера имеет какую-то свою собственную жизнь. Лист – плоский, ровный. Но как только мы начинаем из него выпиливать контур, внутренние напряжения высвобождаются, и контур начинает «гулять». В этом предмете очень много ручного труда»

  «Недавно на западе какие-то дизайнеры тоже выпустили коллекцию со смайлами, – добавляет Родион. У нас это было раньше и уже было опубликовано. Но идеи ведь витают в воздухе. Нам – фанера нашептала. Придумано-то нами очень много всего...  в компьютере, в набросках. Реализовано пока процентов десять».

Они считают себя последователями идей постмодернизма. «Нам нравится проводить параллели, делать заимствования. В том числе из поп-культуры. Наша табуретка – в чем-то продолжение знаменитого табурета Stool 60 Алвара Аалто. Элемент цитирования как знак нашего к нему уважения. Мы использовали пропорции, которые Аалто когда-то нашел».

Фанере в напарники требуются творческие личности. На постоянной основе

 По мнению Михаила и Родиона, сейчас очень заметен интерес к фанере как материалу и к изделиям из фанеры. Есть понимание, что это качественный, интересный, достаточно дорогой, экологичный материал, из которого можно делать и отделку интерьеров, и мебель, и уличные конструкции. А это скейтпарки, и всевозможная параметрическая архитектура малых форм, скамейки и лежаки, декор на выставках и фестивалях. Михаил: «Приходит в голову такой слоган: «Стильно, модно. Навсегда». Сегодня объективно модно все экологичное». Родион: «Фанерой сегодня больше интересуются люди со вкусом, те, кто ценит европейский дизайн и стиль. Средний класс. Ценители акцентов».

Но все-таки фанера – это материал, и он в руках человека. «Можно сделать что-то изысканное, а можно нагородить цыганщину».

Фанере в напарники требуются творческие личности. Перспективы роста хорошие.

Текст:  Нина Чугунова

Фото: Евгений Стецко